alan_a_skaz (alan_a_skaz) wrote,
alan_a_skaz
alan_a_skaz

Categories:

111 лет спустя, или затянувшееся расследование Гулльского инцидента. 2.1.5 - 2.1.7.

продолжение. Начало: http://alan-a-skaz.livejournal.com/26900.html
2.1.5. От сакэ к шнапсу. Новогодние откровения у ёлочки, которой не было.
2.1.6. Сколько «бе» сидели на трубе. Загадочная торпеда.
2.1.7. Что на самом деле писали очевидцы и следователи.

2.2.5. От сакэ к шнапсу. Новогодние откровения у ёлочки, которой не было.

Вслед за неизвестным японским офицером, который вдруг разоткровенничался перед пленным русским мичманом, у Пикуля появляется еще одна группа неизвестных и безымянных, но не в меру откровенных офицеров - немецких:
"узнали об этом в новогоднюю ночь на 1 января 1906 года, когда наш броненосец «Цесаревич» стоял в порту Циндао, который – на правах колонии – принадлежал тогда Германской империи. Случилось так, что на новогоднюю елку русские офицеры пригласили своих коллег – офицеров немецких кораблей. Гости как следует подвыпили, мир в Портсмуте был уже подписан, так что языки сдержанных немцев малость распустились… Один из кайзеровских моряков признался нашим:
– А знаете, господа, что наш славный Гохзеефлотте ведь тоже пострадал во время Гулльского инцидента. Дело прошлое, но многие офицеры наших миноносцев пережили массу неприятностей из-за того, что угодили как раз под огонь ваших броненосцев. После этого кайзер обязал всех нас молчать как покойников."

Даже если забыть про достоверность психологическую и поверить в такую болтливость немцев, Пикуль безусловно врет фактологически: в октябре 1905г. "Цесаревич" покинул Циндао, и в январе 1906г. был уже в пути на Балтику. Описанной встречи у елочки быть не могло никак.
Но даже без знания этого факта нелепость пикулевского вранья очевидна: зачем немцам гонять в Северное море и обратно миноносец из Циндао, если у них гораздо ближе, на минуточку так, сама Германия? Если же речь не о миноносцах из Циндао (тут формулировка нечеткая), а об их коллегах в метрополии, то откуда такая информированность в Циндао о столь строго секретной операции?
Это даже если не задаваться вопросом. а зачем немцам вообще в это дело лезть, и как это совмещается с их прорусской на тот момент позицией.

2.2.6. Сколько «бе» сидели на трубе. Загадочная торпеда.

Еще один гомерический момент:
"– Сколько труб на ваших миноносцах? – спросили его."
Ага. Русские моряки больше года любовались на немецкие миноносцы в Циндао, и сами не могли сосчитать, сколько у них труб. Пришлось немцев спрашивать.
"– Три. А что? Разве это столь важно?
Да, это важная деталь. Известный советский ученый В. П. Костенко, находившийся тогда на броненосце «Орел», пишет, что именно неизвестный трехтрубный миноносец и спровоцировал стрельбу..."

Ага-ага. Пикуль снова врет, как сивый мерин. Не только в приписывании Костенко ровно обратного тому, что им было сказано в самом деле.
Как раз эсминцы типа S-90, находившиеся в Циндао, имели ДВЕ трубы, и вообще двухтрубность типична для проектов Шихау. "Русские" миноносцы типа "Кит", построенные в Шихау, тоже имеют такую наследственную примету.
Но считать трехтрубность миноносца особой приметой - это как считать особой приметой легковушки, что у нее четыре колеса и кузов седан: по всему свету таких хватало, в том числе в русском флоте. Вот навскидку русский миноносец №212 постройки 1903 года, СпБ - как раз три трубы.

Похоже, сакральная трехтрубность, на которую делается такой мощный упор, понадобилась Пикулю, чтобы дополнительно "отвести стрелки" от русских эсминцев, находившихся в составе 2ТОЭ, там трехтрубных не было.

Но тут Пикуль опять по безграмотности промахнулся: в составе 2ТОЭ были миноносцы трех типов - "Буйный", "Грозный" и "Сокол".
Тип "Буйный" делался на основе того же проекта Ярроу, что и эсминцы "Икадзути", построенные для Японии в Англии, их силуэты весьма похожи, и в том числе по числу труб - их ЧЕТЫРЕ!
Последние английско-японские миноносцы типа "Акацуки" - развитие типа "Икадзути", как и тип "Грозный" - развитие типа "Буйный". И торникрофтовские "Сиракумо" тоже близки им по конструкции.
Тип "Сокол", самый массовый в русском флоте перед РЯВ, тоже делался на основе проекта Ярроу. С теми же последствиями.

Так что Пикуль загнал себя в собственную ловушку: если неизвестные миноносцы, якобы замеченные во время Гулльского инцидента на Доггер-банке, непохожи на русские, то они непохожи и на японские. Или наоборот - если похожи, то и те и другие в равной мере.

Немецкие, кстати говоря, тоже непохожи: большинство из них двухтрубные, малые - однотрубные, трехтрубными были эсминцы аргентинского заказа тип "Ла-Плата" 1910 года и еще более поздние "церштореры", но мы-то про 1904 год говорим. Много трехтрубных миноносцев, в т.ч. на экспортные заказы, тогда делала итальянская фирма "Ансальдо" - давайте еще итальянский след поищем, что ли? ;-)

"Но тут рыбаки случайно выловили торпеду марки завода Шварцкопфа – она была сильно разбита в прибрежных бурунах, но все же стало ясно, что торпеда германского производства" - и тут никаких ссылок на источники, никаких подробностей, начиная с даты якобы произошедшего вылавливания.

Снова надо помогать В.С.Пикулю: рассказ про торпеду тоже сперт им у В.И.Семенова. Назвать источник Пикуль не мог, потому что это бы выявило его плагиат и враньё в эпизоде про откровения японского офицера.

Вот исходный текст Семенова. Здесь названы недостающие подробности:
«В ноябре того же 1904 г. на юго-восточном берегу Немецкого моря рыбаками была найдена самодвижущаяся мина Шварцкопфа, сильно избитая в прибрежных бурунах... Фотографии этой мины печатались в европейских иллюстрированных журналах (И даже перепечатывалась в наших -- "Хроника войны", издававшаяся как приложение к газете "Русь".). Надо знать, что каждая самодвижущаяся мина, в каждой отдельной части ее, имеет марку завода, на котором она построена, и порядковый номер. Достаточно иметь в руках обломок такой мины, чтобы по марке и номеру узнать с полной достоверностью: кому и когда она была продана или доставлена. »

Ссылка на якобы подтверждающие слова известного советского ученого - единственное реальное имя, названное у Пикуля среди развесистого вранья от имени нескольких анонимов - тоже вранье: у Костенко таких слов не было, а было ровно противоположное.
И еще одно такое же "подтверждение" - "А в 1920 году, когда кайзера в Германии уже не стало, командир одного немецкого миноносца открыто поведал в печати, как он в 1904 году попал под обстрел русских кораблей"
Снова нет имен и названий - ни этого командира, ни его миноносца, ни названия газеты, где якобы было такое сообщение, ни независимых подтверждений (а газетчики частенько любят приврать даже почище пикуля). Одна бабка другой сказала, что третья сама видела.

2.1.7. Что на самом деле писали очевидцы и следователи.

Далее, после всех этих нагромождений нелепиц и вранья снова идет возврат к подтасовке, с которой и ради которой было все это написано:
"Неужели вы думаете, что русский флот, всегда славный традициями гуманизма, мог бы на Доггер-банке расстреливать флотилию безоружных рыбаков?"
Обвинений в сознательном и намеренном растреле рыбаков руской эскадре никто и не предъявлял. Обвинения были в расстреле рыбаков по ошибке / халатности / неразумности поведения, и тут гуманизм абсолютно ни при чем. И снова, уже как вывод, Пикуль повторяет в конце своего текста: "Важно другое: по рыбакам русские никогда не стреляли."
Ну да, ну да. Не стреляли, но попали. Потопили один корабль, повредили 5 других. Двое убитых, 6 раненых. Но не стреляли.

" Эскадра Рожественского била точно по цели…"
Конечно-конечно. Например, по собственным крейсерам, оказавшимся в стороне и тоже принятым за противника. По счастью (в данном случае), точность огня была прескверной, но повреждения и жертвы все-таки были.
Заметим, что огонь по крейсерам был вовсе не "на перелетах", как пытается врать Пикуль, а прицельно: многие свидетельства участников это утверждают. К тому же, рыбацкие траулеры и якобы увиденные миноносцы были справа по курсу эскадры, а крейсера – слева. Интересный такой перелет справа налево, правда?

"Оказывается, это она ("Аврора") светила слева прожектором и навлекла на себя огонь. В нее попало пять мелких снарядов; один из них разорвался в каюте священника, которому оторвало руку и ногу, другим снарядом был ранен комендор. В критический момент наши крейсера неожиданно оказались в 30 кабельтовых слева от нас и попали под обстрел."
«могло быть и хуже. Если бы мы стреляли умело и если бы наши снаряды разрывались хорошо, то в этой суматохе мы потопили бы сами часть своих судов. » (А.С.Новиков)

"Очевидцы утверждают, что даже видели гибель одного миноносца (но это не доказано)"
Более того! Нет у Пикуля никаких указаний на имена этих мифических очевидцев, источники, где приводятся их показания, какие-либо подробности. Опять голословное враньё.
Кстати, Доггер-банка - место весьма мелкое, и проверить наличие там недавно затонувшего корабля было бы делом достаточно легким. Но такого подтверждения не было.

Впрочем, я и тут мог бы помочь Пикулю, подсказав возможный источник.
«С эскадрой адмирала Рожественского. Сборник статей, посвященных двадцатипятилетию похода II-й эскадры тихого океана». Прага 1930 Стр.55-56, вспоминает В. Штенгер.
"Наш Морской Агент в Лондоне, принимавший деятельное участие в наших занятиях и нередко появлявшийся в Париже, приехал как-то с сенсационным известием, что у него имеются 2 свидетеля англичанина, подтверждающие присутствие миноносцев на Доггэр-банке. Желая использовать все возможные средства, Адмирал предложил этих свидетелей доставить к заседанию Комиссии в Париж, что и было исполнено. Их поместили в гостинице под строжайшим контролем. Первое знакомство с этими господами, при котором и я присутствовал, произвело на нас очень отрицательное впечатление. Представлялось, что это лица ненадежные, охотно готовые за деньги показать, что угодно. Сведения их тоже были очень неясны и фантастичны. Их кормили, поили и еще платили им — чего же им было еще желать, они готовы были быть свидетелями бесконечно. Наша разведка — Рачковский и Мануйлов, наблюдая за ними, пришли тоже к очень неблагоприятным выводам. А тут удалось как-то узнать, будто англичане уже знают о наших таинственных свидетелях и якобы имеют доказательства, что эти джентльмены недавно только выпущены из тюрьмы, где сидели за ложные показания под присягой. Так ли это было в действительности или нет — мы не знали, но, в конце концов, Адмирал наш не решился воспользоваться этими свидетелями, и они были отправлены обратно в Лондон."

Еще одно того же уровня свидетельство: адм. Рожественский в своих донесениях от 26 - 28 октября 1904 года, описывая подробности происшедшего инцидента в Доггер-Банке, сообщал: "Русская эскадра, заметив два японских миноносца, приближающихся к ней со всей скоростью, открыла по ним огонь, потопив один, другой удалился. Несколько снарядов пошло в рыбачьи суда..." Адмирал выражал сожаление, что "рыбаки сделались жертвой огня его кораблей", но он заявил, что "два миноносца атаковали первое судно дивизии..."

Руднев тоже, как мы помним, сообщал в рапортах о своих многочисленных и успешных попаданиях, потоплении японского миноносца и крейсера «Такачихо» - что оказалось, как и многое другое в тех рапортах, полнейшим враньём. Русские офицеры и адмиралы, особенно если чувствовали себя нашкодившими и оправдывались, способны были на феерические полеты фантазии. Однако их слов без объективных подтверждений все-таки недостаточно, а объективная реальность склонна эти фантазии опровергать.

"второй миноносец с поврежденной машиной остался до утра на Доггер-банке (это доказано)."
Не доказано. Пикуль говорит, что кто-то что-то там видел. Кто именно видел, что именно - подробностей нет, кроме того, что миноносец был принят за русский, но это могло быть и газетной выдумкой. Откуда Пикуль взял подробности про поврежденную машину, тоже вопрос. Про «свидетелей», показаниям которых даже сами русские не поверили и предпочли отказаться от их подозрительных услуг, выше уже написано.

"Позорное пятно Гулльского инцидента до сих пор загрязняет безупречное прошлое русского флота, потому я и написал эту миниатюру."
И поставил впридачу позорное пятно на собственную репутацию историка и писателя. Впрочем, уж Пикулю-то к этому было не привыкать.

А теперь снова цитирую настоящие слова В.П.Костенко, как по свежим впечатлениям русские моряки обсуждали событие:
"«Камчатка» шляется где-то сама по себе, «в отдельном плавании», и оказывается на 30 миль позади, когда ей надлежит быть в авангарде с отрядом транспортов.
Крейсера, вместо того чтобы освещать и охранять наш путь, оказываются у нас под боком и попадают под обстрел! Хорошо, что они еще так дешево отделались.
Но где же наш враг и кто его видел? И чем бы кончилось такое ночное столкновение, если бы японские миноносцы действительно атаковали нас?
Уже то, что ни один наш броненосец не получил попадания торпеды, доказывает, что сражались мы с привидениями, созданными нашим воображением. Да разве мы с такой «боевой подготовкой» способны отразить настоящую бешеную атаку готовых на гибель японцев?"

Позор Гулльского инцидента, который не смыть дешевым враньем вроде пикулевского, не только в обстреле мирных рыбаков. Самое позорное - продемонстрированная эскадрой полнейшая небоеспособность, беспомощность и неразумность командования, паническое поведение подчиненных, неграмотно организованное следование эскадры, тем более в условиях ожидаемого нападения.
"Что касается «Орла», то управлять его огнем оказалось невозможным и каждая башня, каземат и пушка действовали по собственному усмотрению. «Орел» успел сделать до 500 выстрелов из 75– и 47-миллиметровых орудий и не менее 20 из 6-дюймовых башенных орудий. У одного 75-миллиметрового орудия в центральной батарее оказалось оторванным дуло. Шамшев был уверен, что комендор второпях сделал первый выстрел, не отвинтив наружной крышки с дульного отверстия. Он снова зарядил пушку и уже собирался сделать второй выстрел, но прислуга подачи во-время его удержала, что предотвратило опасность взрыва орудия." (В.П.Костенко)
«У меня сложилось такое впечатление, что если бы на нас действительно напали японцы, то, пользуясь нашим промедлением и неразберихой, они успели бы три раза потопить наш броненосец. » (А.С.Новиков)
"Насколько можно теперь догадываться, наш отряд броненосцев, пересекая ночью отмель Доггербанк — излюбленное место ловли сельдей в Немецком море, — наткнулся на рыбацкую флотилию и, приняв ее за отряд неприятельских судов, открыл огонь. А пароходики тащили сети, плохо слушались руля и не могли уйти с курса эскадры. Пока ошибка была обнаружена, часть ближайших судов была обстреляна и два из них, повидимому, потоплены." (В.П.Костенко)
«Несомненно было, что мы, идя по Доггерской Банке, врезались в рыбацкую флотилию. Но наше высшее командование приняло эти жалкие однотрубные пароходики с номерами на боку за неприятельские миноносцы. Флагманский корабль первый открыт по ним стрельбу, заразив своим страхом остальные броненосцы. Безумие продолжалось. В результате представилась жуткая картина. Не дальше как в пяти кабельтовых от нас, в лучах прожектора, плавало, свалившись набок, одно судно с красной трубой, с поломанной мачтой, с разрушенным мостиком. Еще четыре таких же парохода были подбиты. На некоторых из них возник пожар. Там метались люди от носа к корме и от кормы к носу, умоляюще подбрасывая вверх руки. А куда они могли убежать с такой маленькой площади, как палуба? Вокруг шумели волны и вздымались столбы воды от снарядов.»(А.С.Новиков)

А вот как оценивал свои шансы сам Рожественский, со слов В.И.Семенова:
«Англичане, до того шедшие в строе кильватера, засуетились: сначала рассыпались цепью по горизонту, потом снова соединились; один крейсер отделился и полным ходом пошел на SO, вероятно, с донесением; остальные, разделившись попарно, крейсировали к северу и к югу от нас в расстоянии 5--7 миль. Все их движения были так стройны, маневры делались так быстро, так уверенно, словно не являлись результатом неожиданно получаемых приказаний, словно перед нами разыгрывалась хорошо срепетированная пьеса, в которой не замечаешь участия ни режиссера, ни суфлера...
-- Любуетесь?..
Я оглянулся. Сзади меня стоял адмирал, не сводивший глаз с английских крейсеров.
-- Любуйтесь! -- продолжал он. -- Есть на что! Вот это эскадра! Это моряки! Эх, если бы нам... -- И, не договорив, начал быстро спускаться по трапу.
В его голосе звучало столько искренней горечи; по его лицу скользнуло выражение такого глубокого страдания, что я сразу понял... Я понял, что он тоже не тешит себя несбыточными надеждами, хорошо знает истинную цену своей эскадры, но, верный долгу, никому не уступит чести быть первым в рядах людей, добровольно идущих к кровавому расчету... »
Все это было наглядным предисловием к последующему полному разгрому наспех сколоченной эскадры в Цусиме.
Tags: ВМФ, РЯВ, ликбез, флот
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments