?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
Снова родина слонов и танков.-5. Путь к реальным танкам.
alan_a_skaz
5. А сейчас надо обратить внимание читателей на существование в создании новой конструкции нескольких стадий, - от гениального озарения до массово применяемой промышленной продукции.
Разница между этими стадиями бывает неочевидна для клинических гуманитариев и просто необразованных людей; а для "особо одаренных" и "альтернативно-талантливых" эта разница обычно вовсе строго-настрого засекречена.

Цепочка обычно выглядит следующим образом:
0. Получение технического задания, в котором указываются задачи, необходимые для решения с помощью будущего изобретения, - и дополнительные условия, имеющие значение для поиска решений.

Эта стадия может отсутствовать в явном, официальном виде, - особенно в случае разработок, выполняемых в инициативном порядке, по самостоятельному решению разработчика/группы_разработчиков, - но неизбежно присутствует в сознании изобретателей и конструкторов.
Они должны сами понимать, что, собственно, они собираются сделать, - иначе делать будут черт знает что, и получат черт знает что.

1. Формулирование исходной идеи, принципа.
2. Детальные расчеты, оформление проекта на уровне чертежей, от принципиальных до рабочих.
3. Создание опытного образца, или серии образцов.
4. Испытания опытных образцов.
Часто может требоваться несколько этапов испытаний.
Например, в случае танков обычно требуются:
ходовые испытания, причем в условиях, максимально соответствующих боевому применению;
испытание бронезащиты обстрелом, имитирующим условия боевого применения;
испытание по отдельности вооружения, систем связи, и прочих систем, входящих в состав танка и критично важных для его применения;
комплексные испытания, в которых задействованы все системы танка аналогично условиям, под которые танк создается.
5. По результатам испытаний делаются выводы: о полном соответствии образца заданию (в идеале) или о недостатках и мерах по их исправлению (что гораздо реальнее). Стадии (4) и (5) могут повторяться циклически, иногда даже приводя к возвращению на предыдущие стадии, пока не будет достигнуто приемлемое соответствие исходному или уточненному ТЗ (0).
6. Но и это еще далеко не все, потому что дальше-то начинается как раз самое главное в судьбе конструкции: ее выход в реальность, через серийное производство и массовое применение. Изделие принимается (или НЕ принимается) на производство, и принимается решение о постановке изделия на вооружение, в случае танка (или иным образом организуется применение разработки).
7. Создается технология производства. Уточняются экономические показатели. Вносятся соответствующие коррективы в планы работы промышленных предприятий. Включаются в работу КБ предприятий, которым выделена задача производства обсуждаемой конструкции, - а им надо решать, КАК они это будут делать.
Создается технологическая оснастка (кто не знает, что это такое, и не понимает важность данного этапа, - тем нечего делать в серьезных обсуждениях по вопросам истории вооружений). И прочее тому подобное.
8. Параллельно или чуть позже, организуется освоение в войсках новой системы вооружений: организуется обучение экипажей и так далее, создаются (или адпатируются под новую технику существующие) орг. структуры боевых единиц, имеющих на вооружении данную боевую машину, службы их обеспечения,
и так далее, и тому подобное. Этот этап тоже необходим, если техника сложнее булыжника.
9. Дальше уже происходит переход задачи, от промышленности - к армии и военачальникам, от конвейера или стапелей - к полю боя.
И если все предыдущие этапы выполнены верно, начинается реальная боевая служба нового вооружения:.
10. Массовое применение. Боевое, если речь о боевой технике.
Успешное, если все предыдущие стадии не содержат грубых ошибок.

Все "первые в мире танки" российского происхождения либо застряли уже на стадиях до (2), как несуществовавшие в реальности "Танк Менделеева" или "Рыбинский танк", или, в лучшем случае, дошли до этапов (3) - (4), как "танки" Лебеденко и Пороховщикова, - которые были признаны безнадежными уже на стадии ходовых испытаний, не дойдя до испытания их боеспособности.
И это завершение их истории произошло не ранее чем летом-осенью 1915г.

5.1. А теперь давайте не будем повторять извечную ошибку хрустобулочников, для которых весь мир не существует, пока это не Россия или не связано с Россией непосредственно. И открываем для себя положение реальных дел в реальном мире, если он не было нам знакомо раньше.

Ранних проектов боевых машин, сравнимых с "танком Менделеева", существовало немало уже с середины-конца 19 века. Большинство из них опиралось на уже существовавшие машины, - автомобили, локомотивы и локомобили, дрезины, трактора, даже велосипеды и мотоциклы, - хотя и оригинальных идей хватало.
Многие проекты страдали гигантоманией, особенно исходившие из переноса на сушу концепций, сложившихся в военном флоте.

В 1903г. Г.Уэллс написал рассказ "сухопутные броненосцы". Для фантастики описанные им боевые машины были более чем реалистичны, не уступая в этом большинству прожектов, - но, в отличие от них, без претензий на серьезное отношение и воплощение в реальности.
Впрочем, упомянутый в этом рассказе мистер Диплок существовал в реальности, как и описанная им система Педрэйл, - которая была им поставлена в производство для машин гражданского назначения, имевших значительный спрос, а впоследствии Диплок и Суэттер пополнили немалое и без них число "изобретателей первого в мире танка", даже доведя дело до испытаний опытного образца.
Правда, это был не совсем танк, а скорее бронетранспортер для пехоты, - и он в итоге не выдержал конкуренции с позже предложенным танком Суинтона, который и привел к созданию первых в мире реальных танков.
Т.н. "Танк Менделеева" на этом фоне мог выделяться разве что детальностью проработки, - но, как ранее уже отмечено, не стоит путать с продуманностью и проработанностью количество листов/папок/шкафов с чертежами, если они не имеют отношения к реальности из-за исходных грубых ошибок уже на стадии (0), как у Менделеева.

В том числе, был и более-менее аналог танка Лебеденко. В январе 1915 года в Британское адмиралтейство поступил проект «сухопутного крейсера» майора Хетерингтона: масса 300 тонн, длина 30 метров, высота – 14, диаметр колес – 12 метров. Англичане оказались умнее Никки-2, и этот проект никуда далее не пошел, - однако, как видим, совпадение по времени практически точное.



И по времени были в количестве проекты гораздо более ранние, чем у Менделеева. В 1874г. французский изобретатель Э. Буйен свел воедино двигатель, бронирование, гусеничный ход и скорострельное вооружение, предложив «самое грозное орудие войны» – гусеничный «бронепоезд», охваченный единой широкой гибкой гусеницей в виде замкнутого железнодорожного полотна. Конечно, это предложение не было реализовано, и не могло бы - паровая машина в 40 л.с. была откровенно слабой для махины в 120т, но почти 40 лет спустя "танк Менделеева" был немногим реалистичнее, и точно так же заведомо нежизнеспособен.
В 1903г. другой француз Ле Вавассер разработал уже более реальный проект установки вооружения и брони на гусеничное шасси, его остановило отсутствие спроса (со стороны военных) и средств на самостоятельную реализацию.
В Австро-Венгрии в 1911г. железнодорожник обер-лейтенант Г. Бурштынь разработал вполне реализуемый проект бронемашины «Моторгешютц» с двигателем мощностью 50-60 л.с., массой около 5 т, экипажем из 3 человек, 30- или 40-мм пушкой, толщиной брони 8-4 мм, гусеничными лентами тросовой системы, скоростью от 3 до 8 км/ч, оригинальным рычажно-роликовым приспособлением для преодоления препятствий, съемными колесами для движения по дорогам.
В 1912г. Бурштынь получил германский и австро-венгерский патенты на свое изобретение, но военные ведомства им совершенно не заинтересовались.
Привожу такие примеры, чтобы показать: российские "первые в мире изобретатели танка" не "опередили весь остальной мир", а в лучшем случае оказывались в русле общей тенденции, ни в чем зарубежных коллег не опережая.

С началом войны, количество проектов разных боевых машин, подаваемых в соответствующие учреждения, резко возросло.
Подавляющее большинство из них, конечно, было безграмотным бредом. Но "танки" Лебеденко и Менделеева по тому же ведомству проходят.

5.2. Теперь поглядим на реальную историю реального танка, реально первого в мире.
Началась она осенью 1914 года, когда подполковник Суинтон и капитан Таллок, независимо друг от друга, сформулировали плодотворную идею: использовать для создания тяжелой, хорошо бронированной и вооруженной, боевой машины конструктивные решения, уже найденные для гусеничных тракторов.
Таллок брал за основу трактор "Хорнсби", Суинтон ориентировался на американский "Холт", что в общем не меняло сути дела.
Таллок официально подал на рассмотрение свой проект в ноябре 1914г., - раньше Суинтона, Пороховщикова и Лебеденко, - но не проявил достаточной настойчивости в дальнейшем продвижении проекта.
Суинтон уже в октябре обсуждал свои идеи с секретарём Комитета имперской обороны подполковником Морисом Хэнки (который впоследствии активно способствовал продвижению проекта), но из соображений субординации не хотел действовать в обход военного министра, который отнеся к проекту резко отрицательно. Поэтому, в целом подготовив проект будущего танка уже в октябре 1914г., Суинтон долго не решался его подать официально, до января 1915г., - при этом совпав по времени с Лебеденко и Пороховщиковым.

В любом случае, стадию разработки (0) и (1) англичане прошли самостоятельно, и не только без отставания от русских коллег, но скорее с небольшим опережением, - вопреки бытующему среди "альтернативно одаренных" мифу, будто к созданию танка Суинтона подтолкнули уворованные у царской России фотографии с испытаний "Вездехода" летом-зимой 1915 года. Самые "одаренные" даже отмечают "несомненное" сходство между "вездеходом" Пороховщикова и "ромбом" Мк1, а также "Рено" ФТ-17, тоже уворованным французами у России.
Богата "талантами" земля российская ;-)
Но Суинтону, как уже выше написано, не повезло: тогдашний военный министр был против идеи гусеничной боевой машины; загоревшийся этой идеей Черчилль не хотел связываться ни с чем, исходящим от военного министра; Суинтон же долго связывал свои устремления именно с военным министерством, отчего оказался в анекдотично-печальном положении. Время шло, шло для Суинтона и британских танков впустую, не считая мелкие доделки по расчетам проекта.
За это время дошли до создания образцов машины Лебеденко и Пороховщикова, "вездеход" даже успел выйти на первые ходовые испытания и провалить их.
Ситуацию помогло сломить обращение Суинтона к главнокомандующему британскими войсками во Франции Джону Френчу, который заинтересовался важным для него проектом очень энергично. К тому же помянутый выше М.Хэнки решил отбыть на фронт, и на замену себе рекомендовал Суинтона.

И вот тут, после исчезновения бюрократических препонов, немалое потерянное время удалось наверстать благодаря тому, что Англия была промышленно развитой державой, а значит - располагала передовой промышленностью, кадрами, ресурсами - всем тем, чего не было у царской России.

За считанные дни был найден подрядчик, William Foster & Co Ltd, - эта фирма уже имела опыт работы с тракторами, изготавливала тяжёлые колёсные тягачи для буксировки пушек и трактора-гусеничные тягачи «Хорнсби», те самые, с которыми связывал свои надежды недостаточно настойчивый Т.Таллок.
В начале августа стартовала постройка первого прототипа, который был за 38 дней сделан и испытан 9(22) сентября 1915г. под названием "машина Линкольн №1"(Lincoln Machine No.1), а также именовался "Танк Триттона" в честь одного из команды разработчиков.
Хотя обнаружилось немало недостатков, все они были устранимы, а проект был признан перспективным. Доработка подвески и ходовой части привела к следующему опытному образцу - "Маленькому Вилли", который был уже достаточно дееспособен, но не отвечал некоторым требованиям военных, в т.ч. по преодолению рвов до 8 футов (почти 2,5м) и стенок до 4,5 футов (1,37м).
Для соблюдения этих требований, разработчики в столь же быстром темпе создали "Большого Вилли", полностью переделав ходовую часть от трактороподобной к знаменитому впоследствии "ромбу", увеличили габариты по длине и высоте. Чтобы избежать слишком высокого центра тяжести, вооружение вынесли в спонсоны.
Строительство этого прототипа началось в ноябре 1915г., а в январе 1916г. уже прошли испытания. В целях секретности, под испытательный полигон изуродовали площадку для гольфа лорда Солсбери, пожертвованную хозяином на такие нужды, - там воспроизвели картину поля боя: траншеи, рвы, заграждения из колючей проволоки, воронки от снарядов и т.п.
В феврале демонстрация "Большого Вилли" прошла уже под Лондоном и очень впечатлила всех присутствовавших, кроме все того же Китченера.
Однако король Георг 5, после восторженных отзывов свидетелей испытания, а затем и частной демонстрации для него лично, переломил упрямство военного министра. Было принято решение о серийном производстве чудо-оружия, выделены средства, составлен заказ и т.д. - в общем, разработка продвинулась до стадий (5), (6), (7). В августе 1916г. танк уже был произведен в заметных количествах и поставлен на вооружение, началась тренировка экипажей и переброска танков на континент, а в сентябре 1916г. произошло первое в реальной земной истории боевое применение танков в сражении на Сомме, весьма успешное по результатам.
Хочу отметить, что к сражению были подготовлены сразу 49 танков!
Значительная часть из них вышла из строя по техническим причинам, 5 застряли в болоте, и "только" 18 вступили в бой, - но и это принесло ошеломляющий успех.
Как видим, первое же применение английских танков было весьма массовым. Ничего подобного царская Россия не смогла устроить даже с доступными ей примитивными колесными броневиками.

Вернувшись к вопросу о приоритетах. Как видим, в России было раньше начато изготовление первых опытных образцов "танков" Лебеденко и Пороховщикова, - но ни один из них не оказался боеспособным, или хотя бы способным к полноценному самостоятельному передвижению, или хотя бы подающим надежды на доведение до боеспособного состояния. Все они имели принципиально неустранимые недостатки конструкции, лишающие их шанса на реальное боевое применение. Так что это не годится для претензий на приоритет.
С созданием идеи и первых проектов тоже нет повода для претензий на русское превосходство.
Стадии от создания боеспособного прототипа до серийного производства и реального боевого применения, в т.ч. массового (каковым стало первое же), Великобритания прошла уже с большим отрывом от Франции, следующего участника гонки создания первых в мире реальных танков.

Царской России даже в принципе нечего было выставлять на промышленное производство машин такого класса.
И тут дело было вовсе не в революции - за 2 года до которой все оригинальные русские разработки танкоподобных боевых машин оказались полностью провальными.
В 1917 году в царской России начались попытки уже подражаний существующим, известным, проверенным в бою английским и французским решениям.
Тут могла бы идти речь если и о приоритете, - то только о приоритете в подражании, и только по отношению к еще более отсталым странам.
Но еще до революции Россию успели заметно опередить в Германии, Италии и США. Там дошли до создания боеспособных прототипов, и даже до подготовки серийного производства. Эти стадии в танкостроении для царской России так и остались непосильными.

  • 1
Ну скажем так, 5% выдающихся не получится без 15% очень хороших, 40% середнячков и 20% слабых и 20% откровенно слабых.

Все равно, количество хороших специалистов - главный показатель. Остальное интересно не само по себе, а как условие нужного результата.

Но без середнячков не обойтись и чтобы подготовить хороших специалистов, нужно готовить и середнячков, ибо экзамены не могут оставить только самых лучших.

  • 1